На сайте "Рожденный в СССР" смотрите онлайн Православные и познавательные
документальные фильмы




Отказ от Победы: куда катится мир?

Отказ от Победы: куда катится мир?

Отказ от победы — это очень страшная вещь, приближающаяся по своей мерзости к неонацизму, оправданию фашизма, глорификации нацистских преступников и их пособников, отрицанию Катастрофы. Это попытка отрицания того незыблемого факта, что мир победил во Второй мировой войне.

Пишущая дама, достаточно часто принимающая участие в организованных организацией "Наше Наследие -Демократическая Хартия" поездках для встреч с палестинцами, отказалась поехать узнав, что встреча в Рамалле будет проходить в День Победы над нацизмом: "Сейчас это неуместно". В редакции одного издания долго спорили стоит ли помещать материалы, которые связаны с Днем Победы, поскольку в нынешней обстановке это может быть воспринято как пропутинская антиукраинская пропаганда.

Впрочем, такое отношение к Дню Победы над нацизмом сложилось не сегодня.





В 2009 году одну израильскую журналистку пригласили в Польшу на... "празднование юбилея начала Второй мировой войны". Она не смогла вспомнить, чтобы когда-нибудь с такой пышностью в Польше отмечали День Победы или день освобождения Варшавы. Удивленная журналистка задала вопрос: "Панове, что ж вы празднуете начало войны?" На что представитель польской стороны назвал ей причину: "…потому что мы не победили".

До какой степени надо было увлечься борьбой с "русским империализмом", чтобы забыть, что у поляков есть свое почетное место в антигитлеровской коалиции?! И выкинуть в помойку этот исторический и моральный капитал?! А в Польше в последние годы выходят книги и статьи, что надо было не бороться с нацизмом, а присоединиться, стать союзниками, вместе с Гитлером Москву брать.

Мне кажется, все последние события по перелицовке истории могут быть объяснены лишь одним феноменом — это отказ от Победы...

Эта тенденция видна во многих проявлениях. Ее можно увидеть в реабилитации вояк СС и вермахта в Украине, которая сопровождается утверждениями, будто Шухевич и дивизия СС "Галичина" воевали не за Гитлера, не на стороне фашистов, а за независимость Украины. Как будто Украина была бы более независимой под нацистским сапогом - в положении колониальной плантации, где, согласно гитлеровским планам, города должны были прийти в запустение, большая часть населения должна была быть уничтожена, а оставшиеся превращены в сельскохозяйственных рабов?!

Мы видим отказ от победы, когда заходим в книжный магазин в Тель-Авиве посмотреть на новинки. Целую полку новых публикаций о Второй Мировой войне составляют книги под единым девизом "а если бы…". И мечтания типа, а если бы Советский Союз воевал бы не против гитлеровской Германии, а вместе с ней, то… маршал Жуков брал бы город Дели, а Рокоссовский маршировал бы по Канаде.



Отказ от Победы — это и книга американского политика Патрика Бьюкенена с пафосным названием "Черчилль, Гитлер и война, в которой не было необходимости: как Британия потеряла Империю, и как Запад потерял мир", где автор рассуждает о том, как хорошо бы было бы, если бы Британия не вступила бы в войну с Гитлером, а Германия разгромила бы коммунизм, то колониальный миропорядок сохранился бы. Гитлер бы выжрал Польшу и СССР, а англосаксонскому миру удалось бы отсидеться, глядя как одни враги пожирают других. Для Бьюкенена Черчилль совершил роковую для западного мира ошибку, а Гитлер – был не так уж и плох… Просто, дескать, его следовало направлять и использовать надлежащим образом.

Отказ от Победы в постоянном стремлении некоторых стран Восточной Европы приравнять коммунизм к нацизму, Советский Союз к гитлеровской Германии, а парады победы к нацистским маршам. Приравнять тех, кто остановил конвейер смерти в Освенциме к тем, кто его построил и запустил.

В Восточной Европе усиленно продвигается концепция двух оккупаций. Гуляя, например, по Будапешту, слушая многочисленные экскурсии, посещая тамошние музеи, беседуя с их историками - ты не можешь отделаться от мысли, что тебе все время доказывают: венгры были жертвами борьбы двух равно отвратительных диктатур — советской и немецкой. Здесь сильна склонность уравнивать "третий рейх" и СССР, как одинаково порочные и антигуманные режимы. В Будапеште есть много музеев исторической памяти. Там в экспозициях есть фашистская оккупация и коммунистическая оккупация, нацистский террор и советский террор, преступления тех и этих против венгерского народа. А самих венгров вроде как вообще не было. При этом венгры как-то забывают, что они были надежными помощниками Третьего рейха во всех его агрессивных акциях, участвовали в разделе Чехословакии в 1938 году, отхватили в 1941 году области Румынии, аннексировали югославские территории весной 1941, вторглись вместе с немцами на территорию СССР; задолго до прихода Гитлера к власти в Германии ввели жесткие антиеврейские законы, а после активно участвовали в "окончательном решении" еврейского вопроса...

Отказ от победы в огромном, нескончаемом количестве публикаций, о том, что не было никакой разницы между нацистской Германией и СССР с его ГУЛАГом, американским отношением к индейцам или британской колониальной политикой. Множество авторов пытаются доказать, что никакой моральной и цивилизационной ценности победы не было, если одинаковое зло победило одинаковое зло...

Отказ от победы — это очень страшная вещь, приближающаяся по своей мерзости к неонацизму, оправданию фашизма, глорификации нацистских преступников и их пособников, отрицанию Катастрофы. Это попытка отрицания того незыблемого факта, что мир победил во Второй мировой войне. Ни какое-то одно государство, ни группа союзников, а мир в котором мы живем, где бы географически мы бы не находились: в Европе, Азии, Африке, Австралии или Америке.

1945 год стал точкой отсчета истории той цивилизации, в которой мы живем сегодня. Ведь Вторая мировая война была одной из самых важных "развилок", которые прошло человечество в минувшем столетии – а может и за всю свою историю. Та модель мира, в которой мы сегодня существуем, конфликтуем, ссоримся, миримся, дружим и спорим – это модель созданная в результате Великой Победы во Второй мировой войне.

В прежние десятилетия, когда мы учились в школах и университетах, считалось, что дискуссии о Второй мировой войне и ее итогах, о "третьем рейхе" и тоталитаризме вообще, о политике массового геноцида и Катастрофе европейского еврейства будут затихать по мере ухода тех поколений, которым довелось пережить эти события. Считалось, что истина, по большому счету, уже кристаллизовалась, а теперь историки должны только уточнять детали, находить дополнительные факты, выяснять подробности.

В последнее время модно бороться с фальсификацией истории. Бороться с искажением фактов нужно. Спору нет. Но история – это не только перечисление фактов, а понимание причинно-следственной связи между ними, "силы вещей", как говорил великий Пушкин. Именно это понимание сегодня подвергается наибольшему извращению.

Несколько лет назад я провел опрос среди своеобразной референтной группы: слушателей своих лекций, читателей своих блогов, людей, либо являющихся историками по образованию, либо интересующихся историей. Вопрос я задал очень простой: считаете ли Вы подбор союзников во второй Мировой Войне случайным? Или была некоторая историческая закономерность в том, что Германия, Италия и Япония - вошли в состав Антикоминтерновского пакта, а Англия, СССР и США - оказались в антигитлеровской коалиции?

И меня очень удивили ответы просвещенной публики. Только треть опрошенных уверенно отвечала, что да, мол – это не было случайным, было исторически закономерным, по-иному и не могло бы быть. Остальные либо сомневались, либо говорили, что могло сложиться и иначе, либо утверждали, что так как получилось – это и есть наиболее нелепый из всех возможных раскладов.

То есть люди вдруг перестали понимать, о чем была та война – самая кровопролитная, самая решающая война в истории человечества. А ведь еще недавно и вопросов не возникало.

В годы "холодной войны" Запад, как и СССР, мог обвинять противника в сотрудничестве с нацистами, преуменьшать его вклад в Победу и даже замалчивать само его участие в войне. Однако при этом основные вопросы о том, что представляла собой эта война, как и легитимность послевоенного мироустройства не ставилась под сомнение.

Ныне путаница происходит не на уровне фальсификации фактов. Нам приходится возвращаться к главным вопросам. За что погибли десятки миллионов людей? Почему эта война изменила облик мира? О чем и зачем была это война?
Ответы на эти вопросы просты. Ведь недаром Вторую Мировую называют идеологическим столкновением. Речь шла о столкновении двух систем ценностей и моральных координат. С одной стороны было мировоззрение, что люди созданы равными. Потом там могли быть уточнения: как советские, что все равны, но некоторые равнее, так и капиталистические, где с одной стороны равенство всех перед законом, но неравенство в доходах, в распределение благ и т.д. Но на базисном уровне и западные демократии и СССР строились на наследстве Великой Французской Революции. В отличие от второй идеологической схемы, которая утверждала: люди не созданы равными, одни люди могут быть выше или ниже просто по праву рождения, и высшие могут решать свои проблемы за счет низших. Есть нации, которые по мысли Гитлера должны быть хозяевами, есть народы, которые должны быть рабами, есть недочеловеки, есть и те, которых следует целенаправленно уничтожать.

С одной стороны стояли силы, которые на аксиоматическом уровне признавали, что человек способен меняться, расти, выбирать свою судьбу: "Американская мечта", британская концепция "человека, который сделал сам себя", советское "кто был ничем...". Большевизм хотя бы на декларативном уровне признавал возможность "перевоспитания". Коммунистическая доктрина декларирует, что ее сторонником — может, в принципе, стать любой — будь он еврей, негр, выходец из буржуазной или аристократической среды (Ленин – потомственный дворянин) или человек, получивший религиозное образование (Сталин). В доктрине нацизма постулируется, что одни рождаются сверхчеловеками, чья участь — господство, другие — недочеловеками, обреченными на рабство. Нацизм считал, что еврея, допустим, нельзя перевоспитать. Еврей никогда не станет приемлемым, пусть хоть он выучит книги Гитлера наизусть и искренне будет считать себя немцем и расистом. Еврея нельзя изменить. Его можно только уничтожить.

На одной стороне находился нацистский проект "новой Европы" (а в перспективе и мира), основанный на расовой иерархии. В ее рамках судьба каждого человека определялась фактом его принадлежности к тому или иному народу или расе, а судьба каждого народа или расы – местом в иерархической пирамиде, сотворенной идеологами национал-социализма. Это мир человеческих стай, в котором отдельный человек важен только как член той или иной группы, к которой он причисляется в момент своего рождения.

На другой стороне конфликта двух миров стояла пестрая и, на первый взгляд, нелогичная коалиция западных демократов и советских коммунистов, которых объединяло, помимо общей политической заинтересованности в поражении "третьего рейха", еще и отрицание расово-иерархического типа общества, к которому стремился нацизм. Мир человеческих стай и расовой иерархии противостоял миру "просто" людей с их правами и обязанностями, не привязанными однозначно к расовому и этническому происхождению, к приговору биологии.

И мир людей победил. И именно эту Победу сейчас пытаются отнять, запятнать, обессмыслить...

Давид Эйдельман

На сайте "Рожденный в СССР" Вы можете ознакомиться с материалом Отказ от Победы: куда катится мир?, а также поискать материалы сходной тематики в разделе Статьи.


Категория: Статьи

На сайте Вы найдете православные документальные фильмы, которые расскажут Вам о старцах Афона, монастырях Валаам, Оптина Пустынь, Дивеево. Вы узнаете о святых, старцах и подвижниках Православия, об учении и таинствах Православной Церкви, увидите фильмы Галины Царевой и Юрия Воробьевского..

 

Материалы нашего сайта помогут Вам узнать больше об Истинной Вере - Православии, поведают об истории мира, эпохе СССР, о Великой Российской Империи - России, которую мы потеряли...


Другие материалы: